Размер шрифта:
Цвета сайта

История населённых пунктов Фалёнского района

Типы публикаций: 
Деревни, сёла, поселения района: 

(после выхода книги «Откуда мы родом») Составил и систематизировал Сычёв Виктор Иванович Интересно узнать, что представляла собой твоя родная деревня более 100 лет тому назад. Однако Первая всероссийская перепись 1897 года по Вятской губернии не сохранилась. Зато сохранились списки домовладельцев за 1891 год. Они позволяют получить представление о географии фамилий на территории Фаленского района. Тогда, до начала урбанизации и других миграционных процессов, в деревнях преимущественно проживали потомки их основателей. В конце ХIХ – начале ХХ века начинаются процессы миграции, связанные со строительством Пермь-Котласской железной дороги и Столыпинской аграрной реформой. События Первой мировой войны, революций и гражданской войны, несомненно, также внесли изменения в состав жителей деревень, но особенно сильная миграция началась после 1926 года, когда следствием провозглашенного курса на индустриализацию страны стал бурный рост городов за счет массового оттока сельского населения.

 ( Интересно узнать, что представляла собой твоя родная деревня более 100 лет тому назад. Однако Первая всероссийская перепись 1897 года по Вятской губернии не сохранилась. Зато сохранились списки домовладельцев за 1891 год. Они позволяют получить представление о географии фамилий на территории Фаленского района. Тогда, до начала урбанизации и других миграционных процессов, в деревнях преимущественно проживали потомки их основателей. В конце ХIХ – начале ХХ века начинаются процессы миграции, связанные со строительством Пермь-Котласской железной дороги и Столыпинской аграрной реформой. События Первой мировой войны, революций и гражданской войны, несомненно, также внесли изменения в состав жителей деревень, но особенно сильная миграция началась после 1926 года, когда следствием провозглашенного курса на индустриализацию страны стал бурный рост городов за счет массового оттока сельского населения.

Поэтому не случайно для сравнения с данными 1891года и современным состоянием, нами приводятся данные о количестве хозяйств и жителей по переписи 1926 года, периода наивысшего расцвета вятских деревень, когда деревня в 100 хозяйств считалась средней.

Виктор Сычёв

Аналитика

Яндекс.Метрика

Комментарии

Изустная история дер Зверенки несколько отличается от канонической. Из торгового села Караул отец отселил трех братьев Кузьму, Ивана, Федора. Еще в 47 году деревня делилась: кузинцы, ванинцы, фединцы. Относились друг к другу с некоторой прохладцей, мужики по праздникам могли и кулаками помахать на этой почве разделения.
Записано со слов Артемьевой (рожд. Зверевой) Зои Игнатьевны, 1926 г.р.

Очевидно вы рассказываете о другой деревне. Название Зверенки очень распространенное. На территории района таких деревень - Звери, Зверевская, Зверенки - было несколько. Была еще д. Зверенки в Поломском сельсовете. Спасибо за еще одну историю деревни. Но уточните пожалуйста, где находилась деревня, о которой Вы рассказываете (сельсовет, приход) тогда я вставлю Вашу историю в историю деревень Фаленского р-на. Спасибо за ответ.

В файле речь идет о д. Зверёнки Советского сельсовета. Ниже современное фото местности, где она находилась.

 

Большое спасибо за то, что откликнулись.
Вы совершенно правы: Кировская область, Бельский район, Поломский сельсовет.
Совпадают ли официальные сведения с нашей историей хотя бы в частностях? Или это легенда?
У нас имеется фото тех лет – тройной портрет – год, возможно, 1936

- Артемьева Людмила

Официальной истории деревни нет. Я писал исторические справки по всем деревням в книгу "Откуда мы родом. Фаленский район". По Вашей деревне мне удалось выяснить следующее:
Починок Большой Лемнег (старое название деревни, встречалось так же название - д. Зверевская) основан до 1891 г. (когда точнее - не могу сказать, но в 1891 г. она была уже большим н.п.) В 1891 г. было 25 дворов, все жители (домовладельцы) имели одну фамилию Зверевы (все русской национальности). В 1892г. числилось 27 дворов. В 1932 г. - 32 двора, 161 житель. Деревня прекратила свое существование между 1950-78 гг.

Как видите не густо. Но сейчас я, с Вашего позволения, внесу в свои записи рассказанную Вами легенду. Ей можно доверять. Такие легенды были в каждом роду и передавались устно и, к сожалению, нигде не записаны. Часть из них нам удалось сохранить в опубликованной книге.
Старые фотографии имеет смысл опубликовать на этом сайте. Их увидят наши земляки. И будут Вам благодарны.
Спасибо за ответ.
Сычев В. И.

Спасибо большое за проделанную работу Из Вашей таблицы узнал что история моей семьи идёт из Фалёнского района Левановского сельсовета д Плетни К сожалению уже отца моего нет в живых Его братья тоже не помнят братьев своего отца и куда кто разъехался после ликвидации деревни Если есть у вас какие то записи о Плетенёве Семёне Григорьевиче (отец моего отца) и его братьях напишите пожайлуста или отшлите к ссылке гдеэто можно узнать - прочитать Заранее благодарен. Дмитрий Плетенёв

 Информацию о бывших жителях деревень можно получить у других бывших жителей этих деревень. Но они все люди пожилые и на этот сайт не выходят. Могу посоветоваться просмотреть Книгу Памяти по Фаленскому району. Там 5 Плетеневых из д. Плетени. Один из них по ФИО подходит к Вашим данным: Плетенев Павел Семенович, 1915 г.р. лейтенант, штурман эскадрильи 15 ад. Пропал без вести 20 августа 1941 г. Хотя, я считаю, что все однофамильцы этой деревни - родственники.
Сычев В.И.
P.s. Хотя по данным сайта Мемориал, он уроженец д. Верх. Тютрюмы, в Красной армии с 1936, штурман 45 скоростного ав. полка, сбит противником 20.08.41. Жена - Плетенева В.А. проживала в Киров. обл. г. Омутнинск ул. Комсомольская. 7.

Уважаемый Виктор Иванович! Мои прадед Сергей Иванович и дед Азарий Сергеевич Шкляевы, бывшие жители деревни Нижние Макасенки- сейчас улица Заречная. Хотелось бы узнать остался ли кто из потомков Шкляевых в Верхосунье и их судьбы. Заранее благодарен, Александр.

То есть, Вы внук того самого революционера Азария Сергеевича Шкляева, которому через неделю празднуют 130-летие со дня рождения и про которого Н.П. Шулепов в 1975 г. написал книгу?
Если это так, то наверное у вас есть его фотографии. Неплохо бы выложить их на этом сайте. 
К сожалению, я не знаю, живут ли сейчас в Верхосунье Шкляевы. Это надо спрашивать самих верхосунцев. Но кое что из "глубины веков" у меня есть.
Кстати, правильное название деревни: Нижние Максёнки
В 1710 г. Шкляевы уже жили в селе Суна. Это были священники Иван, Семен и Артемий Софроновичи и крестьянин Микита Тарасович Шкляев в д. Рябинцы на р. Святице
В 1781 г. в Верхосунском приходе в Кайской округи займище Нелюбинском стояли 2 двора: 1) Федор Иванов сын Шкляев - 46 л. и 2) Сидор Гордин сын Нелюбин - 59 л. и рядом двор Слободской округи Зорина Филиппа Артемьева сына.
Скорее всего это и есть будущая д. Н. Максенки, но тогда она еще не разделилась на 2 деревни (Н. Максенки и Сидоры).
Вот этот Федор и есть, скорее всего, Ваш предок.
С уважением, Сычев В.И.

Спасибо. Отправил на admin@ falenki.ru 2 фотографии. Книга Н. П. Шулепова у меня сохранилась, хотя в ней есть хронологические неточности по семье Азария Сергеевича Шкляева. С уважением, Александр

Добрый день! Помогите, пожалуйста, найти какую либо информацию о родственниках, которые жили деревне Чукша. А именно семья Блиновых. Прапрадеда звали Фадей Исаакович, а прапрабабушку Анна. Было у них 12 детей. Одна из дочерей Дарья родилась в 1897 году (это моя прабабушка по маминой линии). Прапрадед Фадей отслужил в армии 25 лет, а когда вернулся стал заниматься бортничеством.
Очень хотелось бы узнать сохранились ли какие-нибудь документы о них, записи. А может быть мои ныне живущие родственники ошибаются.

Добрый День! помогите узнать историю деревни или колхоза Лимонцы.Интересно знать дату возникновения и существует ли она по сей день.

Николай, ответ читайте здесь: http://www.falenki.ru/forum/moya-rodoslovnaya?page=2#comment-1316

мой папа шкляев сергей алексеевич жил в д.н-максенки , а деда звали шкляев алексей семенович. Отец алексея семёновича - семён сергеевич был братом азария сергеевича шкляева.
Мы живем в г.Кирове, часто ездим на родину. Если у вас возникли какие-нибудь вопросы, оставляю ссылку своей страницы в контакте http://vkontakte.ru/id53798392#/id113471144

Здравствуйте, Виктор Иванович! Очень хотелось бы получить информацию об истории возникновения деревни Гогли. Мои предки - Головковы проживали в ней еще в 18 веке, о них упоминается в Исповедных росписях за 1788г. Подскажите, пожалуйста, какие материалы еще возможно найти по истории д.Гогли и фамилии Головковых и Тестоедовых? Куда можно обратиться за помощью? С уважением, Марина Исенина

Марина, ответ читайте здесь:
http://www.falenki.ru/forum/moya-rodoslovnaya?page=6#comment-1885

Уважаемый Виктор Иванович! Поскольку Унинский район входил в состав Фалёнского, наша родовая деревня Верхние Казанцы тоже относилась к Фалёнскому району. Возможно, у вас есть какие-либо материалы об этой деревне, о её жителях, относящиеся к далёкому прошлому - к 18 - началу 19 века. А может быть и раньше. Очень хотелось бы узнать историю своего рода - Шумихиных!

Уважаемый Гость, у меня, к сожалению по этой деревне ничего нет. Унинский район входил в состав Фаленского района очень непродолжительное время - в период хрущевских реформ с 1959 по 1965 гг.
Но у Вас был  земляк-однофамилец, краевед Виктор Георгиевич Шумихин (19361984)
http://ru.wikipedia.org/
Он уроженец с. Сардык. Попробуйте поинтересоваться в библиотеках им. Герцена или с. Сардык. Может он оставил какие-нибудь рукописи по своей родословной.

="content">

Уважаемый Виктор Иванович!

Мои предки Возженниковы из д. Шаманаевской Вятской губернии. Но вот что интересно. Когда я сделал запрос в ГАКО мне пришел ответ что в списке населенных мест Вятской губернии на 1905 год д. Шаманаевская (Шаманаи) не значится. Просили уточнить название, волость, уезд. В то же время ответили что Возженников Поликарп родился в 1910 году в д. Шаманаевской Сунской волости Слободского уезда. В связи с этим вопрос как называлась эта деревня в 1905 году и почему она не значится в списках...?

Хотелось бы также узнать есть ли у Вас какая-либо информация о Возженниковых! 

 

 

Александр, думаю, что это ошибка или в архиве искали д. Шаманаи в ПРИХОДЕ села Суны. Д. Шаманаи (Шаманаевская) - других названий не встречал - числится в списке деревень прихода села Верхосунского Глазовского уезда в 1912 г. и ранее (в 1781 г.) тоже была там же. Это по церковному делению (если искать метрические книги), а по административному делению - это Нелюбинское сельское общество Сунской волости Слободского уезда. Села Суна и Верхосунье находятся рядом, но относились к разным уездам, поэтому при запросе в архив указывайте с. Верхосунье Глазовского уезда.

О Шаманаях я уже писал здесь: http://www.falenki.ru/comment/2096#comment-2096

Возженниковы там жили (в 1891 г. - 4 двора Возженниковых), в 1781 г. В Шаманаях Возженниковых не было. Значит приехали между этими датами.

Один из моих прадедов тоже был Возженников (Павел). Знаю, что жил он в деревне Додули, у него было три дочери Вера, Авдотья и Анна (Анна моя бабушка, самая младшая в семье, родилась 12 января 1910г) и два сына (вроде бы Иван и Сергей). Павел Возженников имел конюшню, после революции был раскулачен и сослан в месте с сыновьями в Сибирь. Со слов своей матери знаю, что кроме семьи Павла в Додулях была еще одна семья Возженниковых. Кроме этого, несколько семей Возженниковых было в деревне Шаньги.

Николай, в д. Дудили (др. названия Дудыли, Дудилевский Сидоренки, Савиновы) в 1891 г. жили 10 семей Возженниковых. В д. Шангинской Возженниковы тоже жили, но это сейчас Зуевский район (бывший Мухинский). Хотя все эти деревни рядом. До революции это Косинская волость, В 1939 г. Дудили в Петруненском сельсовете, до этого возможно входили в Межвеженский сельсовет.

В Книге Памяти Кировской области по Верхнекамскому району есть Возженников Иван Павлович 1903 г.р. уроженец Фаленского района. Призван Кайским РВК. Пропал без вести.

О высылке в Сибирь данные подтвердить или опровергнуть не могу, но в Книге Памяти Жертв политических репрессий Кировской области (на сайте Мемориала) их нет. Раскулаченных из нашего района обычно ссылали в Северный край (Архангельская обл, Коми и т.д.) или на север Кировской области.

Большое спасибо Виктор Иванович за информацию о Возженниковых. Хотелось бы еще что либо узнать о другой ветви своих предков из Фаленсского района - о Лобановых. Знаю, что прадеда звали Лобанов Андрей Селифонтович, последние годы жил в деревне Олозы. По имеющейся у меня информации от первого брака у него было три сына - все погибли в первую мировую, а от второго два - Демид и Никандр (тоже погибли - в отечественную). Никандр мой дед, перед войной был председателем колхоза, погиб под Ленинградом. Интересно так же узнать о более глубокой истории фамилии Лобановых.

Николай, у меня есть только данные по 1891 г. В д. Олозы (поч. Пинегинский) тогда было 2 двора. Домовладельцы: Пинегин Козьма и Лобанов Ксенофонт. Имена Селифон и Ксенофонт греческие и по-гречески они записываются одинаково: http://vseimena.com/name/32373

В Книге Памяти есть из д. Олозы Лобановы Демид Андреевич и Ликандрий (он же Никандр, он же Никанор) Андреевич, а так же Аркадий, Михаил, Сергей и Федор Алексеевичи и Артемий Ильич Лобановы.

Виктор Иванович, добрый день или вечер. Возможно, наконец, Вы сможете пролить свет на родословную моих предков. Мой дед Байнов Артемий Федорович в 1926 году переехал сам, а затем перевез и большую часть деревни Черные Байны в Тюменскую область. По словам моей тетушки была еще деревня или просто Байны или Белые Байны. К сожалению, никакой информации об этих деревнях найти не могу. Тетушка говорит, что были они в Зуевском районе. Прадед: Байнов Федор Леонидович. Деревня Горошинка, которую организовал мой дед в Тюмени, из кардона превратилась в деревню до 70 дворов, в основном все вятичи. Жили там и Вазженниковы (Юрий Афанасьевич и до сих пор здравствует), Сюткины...подробней о фамилиях живших в этой деревне напишу позже, тетушка пытается писать родословную и у нее много информации о земляках. Буду искренне благодарен за любую информацию.

Игорь, про Черные и Белые Байны - это я впервые слышу (но не оспариваю). Действительно, таких деревень было 2.

Одна: д. Баюны (Байны, Селюнинская) - в нашем районе в Медвеженском сельсовете (граничит с Зуевским р-ном), но Баюновы там не жили, в 1891 г. жители: Якимовы, Семаковы, Елпашевы, Устиновы, Шулятьевы.

Ваша деревня БАЮНЫ в Зуевском районе (тоже в приходе села Суна). Кое-какие упоминания посмотрите на сайте Зуевского района, здесь>>>

У нас принято записывать название этой деревни и фамилии через "ю" - БаЮны и БаЮновы.

До революции  название Слободской уезд Сунская волость. починок Пестеревский (Байны, Баюны), В 1891 г.  в нем 7 семей Баюновых.

В 1940-е годы эта часть Зуевского района какое-то время входила в отдельный Мухинский район, потом снова включена в Зуевский.

На ОБД Мемориал числятся 8 погибших Баюновых из обеих Баюнов, в т.ч. Баюнов Яков Федорович 1901 г.р. - жена Ксенья Ефимовна, может ваш родственник?

Еще можете посмотреть данные за 1926 г. здесь >>>

 

Виктор Иванович, добрый день!
От всего сердца примите благодарность за Ваше подвижничество! Долгие часы проведенные на сайте архивного управления не дали и сотой доли той информации, которую Вы предоставили практически "сходу"! Низкий Вам поклон за это!!
Я немного задержался с ответом, это связано прежде всего с тем, что необходимо было встретиться с тетушкой и обстоятельно с ней все обсудить.
Действительно, Баюнов Яков Федорович - это младший Брат моего деда Байнова Артемия Федоровича. У них в семье было еще пять дочерей, о них я напишу чуть позже.
Еще раз выражаю Вам свою благодарность. И еще один вопрос: есть ли ссылки на карты с обозначением наших Байнов-Баюнов (Блиновского с\с). И существуют ли эти села или деревни в настоящее время? Также, есть ли возможность проследить судьбу Ксеньи Ефимовны - жены Якова Федоровича? Спасибо.

Игорь, спасибо за  добрые слова, а карты Зуевского района можно посмотреть здесь: http://rodnaya-vyatka.ru/districts/zuevskiy-rayon или на Зуевских сайтах. О судьбе Ксении Ефимовны, - тут надо либо в архив Зуевского района (похозяйственные книги 1940-х и позднее годов) или найти, используя возможности интернета в социальных сетях (одноклассники, Вконтакте и пр.) кого-либо из потомков этой деревни, кто у своих родителей или бабушек-дедушек распросит и Вам напишет.

Сейчас, как я понимаю, д. Баюны уже не существует - см. список н.п.>>

Здравствуйте.мои предки жили в деревне баюны.мой дед семаков федор федорович бабушка якимова клавдия ивановна.можно ли что узнать о их братьях, родителях?о самой деревне?может кто погиб в войну. К сожалению дед умер раньше чем я появился и отец ничего нерассказывает.заранее спасибо

Антон, а из каких он Баюнов (из зуевского р-на или из Фаленского р-на)?

Семаков Федор Федорович 1916 г.р. из Фаленского района есть на сайте Подвиг Народа. Награжден медалью "За Боевые заслуги". У нас в районе и сейчас живут несколько братьев Федоровичей Семаковых. Но они, кажется, из д. Вороны. По данным Книги Памяти, все погибшие Семаковы из нашего района родились в д. Вороны.

Что бы узнать о братьях и родителях деда, лучше расспросить родственников. Можно и в архивах поискать. Но это долго и там мало подробностей. Пользуйтесь случаем,пока они живы, узнавайте у пожилых родственников.

Здравствуйте, Виктор Иванович!!!! Помогите пожалуйста с таким вопросом. Мой дед жил в деревне Жуки, звали его Ульянов Александр Михайлович. Хочется узнать про прадеда и они здесь постоянно жили или приезжие были?

Спасибо!!!  

Елена43, данных о конкретном человеке, Вашем прадеде, у  меня конечно нет. Кроме одного: по данным Книги Памяти числится Ульянов Михаил Якимович 1894 г.р., уроженец д. Жуки (умер от ран в 1943. Захоронен в Ленинградской обл.)

Ульяновы жили на территории района уже в 1710 г.

"Починок Чекаловской тож и Мильчаково

Во дворе Петр Григорьев сын Питиримов 40 лет у него жена ... у негож племянник Антипа Никифоров сын Ульянов 35 лет у него жена ..."

Не знаю точно, как потом стала называться эта деревня, очень может быть, это и были Жуки (починок Чекаловский).

По данныи исповедных росписей:

В 1765 г. Святицкий приход. В починке Жуковском есть домовладелец Ульянов Парфен Трифонов сын 34 г.

В 1795 г. там же домовладельцы Парфен Трифонов сын Ульянов и Савин Петров сын Ульянов

В это же время в д. Васютёнки (рядом с Петруненками) жила еще 1 семья Ульяновых - Диомид Аггеев сын Ульянов.

В 1891 г. домовладельцы Ульяновы в деревнях:

Жуки - 7 семей,

Шешпели - 1 семья,

Большие Шешуки - 3 семьи (хотя ранее, в 1788 г. их там не было).

По данным Книги Памяти - 11 погибших Ульяновых из деревень: Жуки (7), Шешпели (1), Баранники (1), Трехи (1), Каратаи (1- Талицкий сельсовет).

Так что можно сделать вывод, что д. Жуки и были той деревней, где поселилась сначала первая семья Ульяновых. Все остальные - их потомки и переселенцы из Жуков.

 

Уважаемый Виктор Иванович, подскажите, пожалуйста всё, что вы знаете о д. Дубровцы Глазовского уезда Вятской губернии Елганской волости. Там родился Алыпов Степан Акимович, 1898 г.р., был репрессирован, первый комиссар университета в Вятке.
Ещё обнаружила такую запись о трёх, вероятно, братьев с отчеством Акимовичи, награждённых орденами и медалями в годы ВОВ. У всех указано место рождения - кировская область, Бельский район, д. Дубровцы. Можно ли считать, что это и есть одна и та же деревня Дубровцы? Хотя, по вашему списку д. Дубровцы Поломского сельсовета называлась п. Максимовка. А, Степан Акимович родился в 1898 г. в д. Дубровцы Елганской волости. прошу вашей помощи в разъяснении, где это место рождения Степана Акимовича, и, что там сейчас? К какому селу это близко сейчас? С уважением, Ольга.

Ольга, в Вятке университетов не было, очевидно речь идет об учительском институте.

По всем данным, которые приводите Вы, получается, что это именно наша д. Дубровцы. поч. Максимовский - это ее второе название. Находилась она на самом юге Фаленского района.

В 1891 г. в д. Дубровской (поч. Максимовский) на речке Кузем, 23 двора, все житель - русские, домовладельцы: Шумиловы (6 дв.), Алыповы (5), Лыткины (2), Калинины (5), Дюпины (4), Жуйков. В 1926 г. - 30 хозяйств, 153 жителя. Ликвидирована между 1950-78 гг.

Деревни Поломского с/с входили в ХIХ в. в Бажановское селское общество., в Слудское с.о. и в Мерзляковское с.о. Елганской волости Глазовского уезда.
В 1920-е гг. они входили в Ухтымскую волость Нолинского уезда, а в 1935-56 гг. в Бельский р-н.
С 1956 г. в Фаленском р-не.
Это рядом с селом Полом - на юго-западе района. Но с. Полом открыто уже после его рождения, в 1908-10 гг. А до этого окружающие деревни входили в приходы соседних сёл Ухтым и, возможно, Караул.
 Кстати, проверил по базе ОБД Мемориал-по Книге Памяти ЖПР Кировской области. Там среди репрессированных такой не числится.

 

Добрый день, Виктор Иванович. Спасибо за ответ. Я так и думала, что это те Дубровцы Фаленского района. У меня есть газетная статья об Алыпове Степане Акимовиче, перешлю её вам. Эту статью мне выслал Владимир Алыпов, дальний родственник Степана Акимовича. Статья заслуживает внимания и представляет большой интерес для краеведения Кировской области. Почему мои поиски пересеклись с судьбой Степана Акимовича. Его сын Владимир Степанович Акимов, 1924 г.р. являлся ветераном разведки диверсионно-разведывательной группы "Сосна", действовавшей в тылу противника в период 1942-43 г.г. в Витебской области. С уважением, Ольга.

Пересылаю вам газетную статью об Алыпове С.А.
                  «КРАСАВЕЦ, С ФИГУРОЙ И ЛИЦОМ АПОЛЛОНА...»
 В развитии просвещения на Вятской земле видную роль в начале 20-х годов сыграл С.А.Алыпов.
                Степан Алыпов родился в 1898 г. в маленькой глухой деревушке Дубровцы Елганской волости Глазовского уезда (ныне территория Фаленского района) Вятской губернии в бедной, многодетной крестьянской семье.
Начальное образование Степан получил в школе с.Елгань. Непросто было убедить отца отпустить мальчика на учебу. Степану было в ту пору девять лет, по крестьянским понятиям уже работник, а думы отца были заняты только одним: как прокормить семью, не умереть с голоду. А учеба что -баловство...
За два года школа окончена, причем с отличием. Приходится отцу соглашаться на продолжение учебы. Степан едет в Ухтымскую двухклассную земскую школу, а потом в Кукарку, в учительскую семинарию. В 1916 г. он получает звание учителя народных училищ. Приступает было к работе в земском училище с.Порез.  Но вскоре, в 1917 г. его мобилизуют в армию, где он служит в 133-м Симферопольском полку на румынском фронте.
                      В конце того же знаменательного 1917 года Алыпов вернулся в родные края, активно включился в общественную жизнь. В 1918 г. началось формирование рабоче-крестьянской Красной Армии, и Степан ушел добровольцем в ее ряды.
Известный вятский хлебороб, дважды Герой Социалистического Труда, председатель колхоза «Красный Октябрь» Куменского района Петр' Алексеевич Прозоров вспоминал лет тридцать тому назад: «Со Степаном Алыповым мы вместе служили в 17-м Приволжском полку. Он был тогда председателем культурно-просветительной комиссии полка, а я был ее членом. Мы среди красноармейцев вели большую политическую работу, а также ликвидацию неграмотности. Уже тогда Алыпов был известен в Москве, куда не раз его вызывали».
                       Старый коммунист Н.Четвериков рассказывал: «Со мной рядом сидел Алыпов Степан; бывший семинарист учительской семинарии, он работал тогда в политуправлении Восточного фронта. Отблески пляшущего в камине пламени играли на его лице и шинели. Красавец, с фигурой и лицом Аполлона, чудесный лектор. Он решил рассказать нам свои мысли о будущем. «Да, товарищи, раскрепощенный труд, как раскрепощенный Прометей, достанет с неба огонь. Своим трудом, овладев наукой, пролетариат построит корабли и полетит на Луну и другие планеты, зажжет там жизнь...» В этот вечер мы все были под впечатлением его бурной и для тех времен поисгине фантастической речи».
Интересный отрывок из дневниковых записей своего прадеда Василия Фадцевича приводит в статье «...Самый вдохновенный, самый популярный» журналист Н.В.Ситникова.
                     «...Мы частенько ходили на антирелигиозные лекции Алыпова. Это был довольно высокий, видный молодой человек, хороший лектор и оратор. Вся аудитория состояла из людей, подобных мне, то есть красноармейцев. С особым вниманием слушали его и часто смеялись от души! Говоря серьезно, он очень смешил публику разбороми критикой религии, всяких культов, жрецов. Юмор его был неистощим. Я всегда с удовольствием слушал его».
. Степан Алыпов страстно стремился к знаниям. Неудивительно, что он поступает в Вятский институт народного образования и вскоре вместе со студентами А.И.Беляевым, И.П.Венценосцевым и преподавателем Н.А.Желваковым становится активнейшим членом институтского кружка социалистической культуры (1918-1919 учебный год). Кружок ставил своей целью «коренную реорганизацию института революционным темпом, всемерную поддержку- и углубление школьной революции..., непосредственное участие в общественно- политической жизни государства для приближения победы пролетариата и торжества идей Советской власти».
В кружок могли вступать как студенты, так и преподаватели, полностью принимавшие его программу. Ядром кружка была революционно настроенная молодежь. Члены кружка повели активную борьбу по чистке студенческих рядов от буржуазно и пассивно настроенных элементов. В итоге было исключено около пятидесяти человек. На места исключенных по командировкам губернского отдела народного образования был объявлен дополнительный прием.
                   Кружок социалистической культуры был, по существу, политической организацией. Из него впоследствии выросли партийная и комсомольская ячейки. Кружок имел своих представителей в администрации института, он развернул активную деятельность в борьбе «за новые методы работы».
Осенью 1919 г. по возвращении института из эвакуации из г.Яранска (реэвакуация прошла 25 июля и 8 августа - двумя потоками) создается коммунистическая ячейка. 31 января 1921 г. было принято постановление губкома РКП о введении Алыпова в правление Вятского ИНО в качестве политрука. 5 февраля Совет института реконструировал правление. Председателем его, а также заведующим научно-педагогической частью был избран Н.А.Желваков, его заместителем по административно-хозяйственной части - Н.А.  Дернов. Третьим членом правления был С.А. Алыпов.
Однако осенью того же года прибыл циркуляр Главпрофобра от 26.10.1921 г., в котором предлагалось приступить к перевыборам правления института согласно нового положения. 7 декабря 1921 г. состоялись новые выборы. В итоге в состав правления вошли Н.А.Дернов (ректор), Н.А.Желваков (проректор) и С.А.Алыпов. При этом Степан Акимович уже не играл официальной роли политрука, как это было раньше. Он был введен в состав правления в качестве представителя местных общественных организаций, для связи с последними. До 1 июля 1926 г. постоянно работающими членами правления были двое - ректор и проректор. Представитель общественных организаций основную работу выполнял вне института. К числу его обязанностей относилась организация общественно-политической жизни студенчества. После Алыпова эти функции выполнял Василий Николаевич Панфилов (с 22 сентября 1923 г. по 1 декабря 1925 г.) - председатель губисполкома, преподаватель истории ВКП (б), а затем И.И.Чернин.
В дальнейшем рост института требовал усиления состава правления постоянным работником. Поэтому .при перевыборах правления в мае 1926 г. все три члена правления были избраны из состава работников института. Ректором был вновь избран Н.А.Дернов, проректором по учебной работе - Я.Л.Харапинский, проректором по административно-хозяйственной работе -В.МДьякснов. А 18 ноября того же года ректором института был избран МА.Фаворов.
Старейший преподаватель института
М.Дьяконов вспоминал, что л ю д и , составлявшие руководство института в начале двадцатых годов
Н.А.Дернов, Н.А.Желракови, А. Алыпов, хорошо дополняли друг друга. При этом Алыпова он характеризует как глубоко принципиального партийного работника, отлич ного организатора масс, яркого
В.М.Дьяконов
оратора, талантливого журналиста. Алыпов был кумиром передового студенчества, грозой пассивного «болота».
И.В.Царегородцев. вспоминал: «Большое впечатление на нас, студентов, производил С.А.Алыпов, политкомиссар института. Мы любили слушать его доклады на международные и антирелигиозные темы. Он же проводил, с нами политзанятия, на которых давал нам азбуку политической грамотности. Под руководством Алыпова еженедельно выпускались бюллетени с кратким содержанием политических событий в стране и за рубежом. С.А.Алыпов объединил нас - детей рабочих и крестьян в так называемое «левое студенчество», из которого позднее вербовались комсомольцы»...
                 Действительно, как человеку молодому, близкому по возрасту студентам, да и сам он был студентом, Алыпову было поручено создание этого объедине1Шя. Вскоре объединение «Левое студенчество» было создано и повело борьбу с «правыми элементами», среди которых были в основном дети состоятельных родителей. В преподавательском коллективе также шла борьба «правого» и «левого» направлений.
                  Борьба «правых» и «левых» была особенно заметна при избрании кандидатов в правление института, в исполком коллектива, в уполсобес (уполномоченный по социальному обеспечению) и в горсовет. Нередко на перевыборных собраниях выставленные партячейкой кандидатуры проводились под ее нажимом на студенческий коллектив. Например, как пишет П.И.Лаптев, в 1921 г. на выборах правления института партячейкой были предложены кандидатуры Дернова, Желвакова и Алыпова. Со стороны «правых» был выставлен список, включавший имена знаменитых в те годы профессоров И.Я.Депмана,  Н.М.Каринского и др. (Как видим, «правые» вовсе не были какими-то саботажниками, вредителями и пр. Это были такие же уважаемые люди, придерживавшиеся однако других политических ориентиров). Перед голосованием С.А.Алыпов «авторитетно», как пишет П.И.Лаптев, заявил: «Партийцы, комсомольцы и «левое студенчество» голосуют за список партячейки». «Таким ловким маневром, - продолжает П.И.Лаптев, - вполне оправдываемым в то время, удается с торжеством провалить кандидатуры, выставленные «правыми».”
Приведенная цитата позволяет нам сделать вывод, что в 192S г. в печати еще проскальзыв; «крамольные» мысли.
25 октября 1920 г. парторганизация постанов создать в институте ячейку комсомола. Днем рождения стало 20 февраля 1921 г. Наиболее активно содействовали ее организации молодые коммунисты  И.П.Венценосцев и С.А.Алыпов.
                    Краевед из Фаленского района Н.П.Шуле рассказывал: «В институте Алыпов был признаны вожаком молодежи. В то трудное время его все можно было встретить среди студентов: на разгрузке вагонов и очистке путей, на вылавливании дров из реки Вятки, во главе студентов, ведущих борьбу с  беспризорностью или собирающих средства голодающих Поволжья».
Оказание помощи голодающим на некого время отодвинуло в сторону многие другие важные проблемы, разрешением которых занимался Алыпов. Невозможно без содрогания читать газет; материалы об ужасах голода в начале 20-х годов в Самарской, Саратовской и других губерний Поволжья: «...Раскопки на кладбищах и поедание трупов... Местными властями отобраны занимающиеся поеданием  человеческого мяса... В сенях под ларем найдена голова мальчика 10-12 лет, оставленная на студень.  Кокорин Борис, 60 лет, выел целый бок до ребер и  левую руку до локтя у своего сына Ивана. На другогой день, как отняли его от трупа, он умер... Дети с вот собираются на пороге канцелярии сельсовета и  рыдают: «Либо накормите нас или же зарывайте  живыми». Грозит полностью  мародерство... Питатель; пункты, где кормили травой, корой деревьев и  костяной мукой закрываются по причине отсутствия  и этих суррогатов... Поедают кошек, собак... Поголовно вымирают целые семьи, целые села и деревни...»
                    В 1922-1923 учебном году организуется «Последгол». Задача этой организации заключала» оказании помощи голодающим Поволжья. С.А.Алыпов вместе со студентами проводят изыски!, возможность помочь умирающим от голода людям.  Для этого организуется кружечный сбор пожертвований, ставятся платные спектакли, концерты, читаются лекции и доклады с привлечет научных сил института, организуются субботник
Вот типичное объявление, помещенное в «Вятской правде» 22 марта 1922 г.: «В среду 22.3 в 6 1/2 вечера в педагогическом институте состоится оперный  из отрывков опер «Борис Годунов», «Русалка», «Лакме», «Севильский цирюльник» в сценической обстановке, с участием местных и приезжих . После исполнения отрывков - буфет, лотерея, ваш Весь чистый сбор поступит в пользу голодают Билеты от 50 до 100 тысяч рублей продаются в  помещении института (угол ул.Дрелевской  Свободы) ежедневно с 10 до 3-х и с 5 до 8 часов»
                  Не стоит удивляться «высокой» стоимости билетов. Деньги обесценивались с каждым днем, неделю работы где-нибудь на ремонте железнодорожных путей студенты порой зарабатывали по несколько сотен тысяч рублей. Цены буквально все товары были просто сумасшедшими. К приме в марте 1922 г. экземпляр газеты «Вятская правда», стоил 6000 рублей в Вятке и 8000 рублей в уездах и железнодорожных станциях. Сначала мая цена одного  экземпляра подскочила до 30000 рублей, а к середине  мая уже до 40000 рублей.
Вот почему студенческую стипендию выдавали  продуктами. На человека в тот период в месяц полагалось муки ржаной от 15 фунтов до 45 кило, она заменялась овсяной мукой или совсемкой, как ее называли), мяса - от 3,5 фунтов до 10 фунтов, масла отО,75 до 3-х фунтов, табаку - 0,5-1,25 фунта. Изредка  институту давали небольшое количество так называемых «пайков АРА» (американской рабочей помощи), куда обычно входили несколько банок сгущенки и галеты-бисквиты. Н.А.Желваков, ведавший выдачей пайков, обычно вывешивал шутливое объявление в стихах, где под рифму перечислялось все, что выдавалось: «Приходите, люди ученые, получать папиросы крученые...»
                  Распределением пайков занималась созданная при исполбюро студентов распред тройка (Алыпов, Баранов, Окишева). Иногда нуждающиеся студенты снабжались сапогами, валенками, брюками, бельем и т.п. До декабря 1921 г. все студенты получали одинаковый паек. С января 1922 г. по настоянию партячейки для распределения пайков все студенты были разбиты на три категории в зависимости от социального положения, нуждаемости и проявления активности в общественной работе, под которой подразумевалась прежде всего работа на субботниках и воскресниках. Первой категории могли, например, выдать в месяц по пуду муки, студенту, относящемуся к второй категории - 30 фунтов, а третьей категории
ничего. Немудрено, что после введения такого положения участие студентов в общественной работе усилилось. Если получавший паек студент отказывался участвовать в этой работе, он снимался с пайка частично или полностью. Невиданные пайки, также как и пожертвования, сдавались в отдел по распределению. С.А.Алыпов писал: «Студенты Вятского педагогического института на общем собрании своем 22 апреля единогласно постановили вместо прежних отчислений с 1 апреля отчислять в пользу голодающих 10% от получаемого пайка. При таком отчислении 150 студентов, получающих пайки, в месяц будут давать голодающим одной муки больше 15 пудов. Таким образом принцип «десять сытых накормят одного голодающего» будет осуществлен полностью».41
                 В 1923 г. положение студенчества значительно улучшилось, увеличились стипендии, поэтому отпала необходимость в пайках и распред-тройке.
Раз в день студенты питались в столовой института, которая была открыта в .1921 г. Повар Прокопий величественно разливал борщ в миски.  Некоторым     
студентам Прокопий чуточку добавлял похлебки.
Однажды для институтской столовой зарезали выбракованную старую институтскую лошадь. Это уже был праздник, целое событие, хотя мясо и оказалось очень жестким.
               Столовая была самым оживленным местом. Сюда приходили не только для того, чтобы поесть, но и поговорить, встретиться с друзьями, посмеяться. Профессор математики И.Я.Депман имел привычку не расставаться с книгой даже во время еды. Кстати, он имел на базаре свой книжный ларек и в свободное время сам торговал книгами.
Студенты тех лет вспоминали, что хотя материальные трудности и были несравнимы с теперешними, никого это особенно не угнетало, все чувствовали себя счастливыми оттого, что учились в высшем учебном заведении, на институт смотрели как на храм науки.
                 Тогдашний студент К. Г.Селезнев вспоминал, что молодежь тех лет отрицательно относилась к ношению галстуков, рассматривая их как пережиток прошлого. (И действительно, изучая фотографии начала 20-х годов, мы заметили галстук разве что у ... Алыпова -В.П.). Еще более отрицательным было отношение к шляпам. Увидеть студента в шляпе было невозможно. Кепка, рубаха-косоворотка, сапоги - вот обычная одежда и обувь студентов. В зимнее время - валенки. Но, начиная с 1926 г., облик студента стал определенно меняться, - отмечал Константин Григорьевич. Студенческая жизнь постепенно улучшалась, одеваться и питаться стали лучше и внешне выглядеть культурнее, чем в начале 20-х годов...
Степан Алыпов стремился отойти от нарождавшейся уже в ту пору шумихи, плодившихся штампов в агатационно-пропагандистской работе.
                    Так, на вечере, посвященном сорокалетию со дня казни С. Н.Халтурина после доклада и концерта Алыпов организовал политическую шараду под названием «Генуя», нечто вроде инсценировки открытия самой конференции, то есть выражаясь современным языком, провел ролевую игру. «Вятская правда» писала: «Необходимо отметить, что несмотря на неподготовленность участников «конференции», последняя прошла весьма оживленно, причем перед слушателями наглядно прошло все то, что может быть предъявлено на Генуэзской конференции русским 
делегатам, и отношение самой России к конференции. Зрители: учащиеся института, члены РКСМ, курсанты рабоче-крестьянского университета и члены РКП с большим вниманием выслушали декларации капиталистических стран, причем требования, предъявляемые России, покрывались шиканьем и свистом, и наоборот удачные выражения представителя России - шумными одобрительными аплодисментами.
Этот совершенно новый вид агитации можно было бы рекомендовать для проведения и в других местах для рабочих и красноармейцев, но действительное открытие конференции в Генуе 10-io апреля и неизвестность, во что выльются работы конференции, вероятно не позволят повторить еще этот первый и удачный опыт».4-’
В 1923 г. в институте была организована ячейка «Лиги времени». В члены ячейки должны были войти прежде всего партийцы и комсомольцы, чтобы собственным примером показывать остальным образец правильного использования сжим» времени, аккуратной явки на собрания, своевременного выполнения поручений и заданий. Вообще аббревиатура «НОТ» была тогда очень популярна. Повсеместно организовывались кружки научной организации труда, штудировались работы Алексея Гастева, Платона Керженцева. Стремление к НО! было здоровым увлечением, воспитывавшим привычку к четкости, организованности.
                     Имя Алыпова становится известным далеко за пределами института и губернии. Участвовавший в работе XII-ii губернской партконференции член Президиума ЦКК А.А.Сольп писал о Степане Акимовиче: «Алыпову - 24 года; он только с 20 г. в партии, но он самый вдохновленный, самый любимый член Вятской организации... Он сам горит в работе и вдохновляет всех кругом... своим радостным энтузиазмом, верой... Он жадно впитывает знания, которые дают ему книги и газеты, и также жадно с большим мастерством эти знания передает дальше учащемуся юношеству, членам партии, беспартийным».
С.А.Алыпов привлекал студентов к общественной деятельности, призывал их не ограничиваться работой только в институте, не замыкаться него стенах. По его инициативе студенты принимают -участии в  деятельности рабкоровского и литературного кружков при редакции газеты «Вятская правда», с которой сам Алыпов был тесно связан: в 1921 году, и в особенности в 1922-1923 г.г. его статьи в этой газете появлялись едва ли не через день-два, а иногда и каждый день.
                   Студенты занимались в спортивных группах .при городском дворце профсоюзов («дом организованного пролетариата», как тогда называли). Здесь же был драматический кружок, которым руководите артисты драмтеатра. Большинство занимавшихся в этом кружке были студенты, благо институт был рядом, буквально в двух шагах. Да и драматический театр был для будущих учителей родным домом По существовавшей договоренности директор театра Гурский выделял для института определенное количество контрамарок на  свободные места оркестра. Студенты старались не пропускать ни одного спектакля.
                 Любовь к театру, изрядно подкрепленная самой прозаической нуждой, побуждала студентов наниматься в приезжие оперные группы на роли статистов, подсобными рабочими сцены и т.п. Их наряжали то боярами, то эфиопами, заставляли проделывать все то, что полагалось по ходу действия, даже открывать рты, но не печь Студенту Пикулеву один раз здорово досталось за то. что он нарушил это условие и вместе с настоящими артистами «распелся».
                  Но были среди студентов и такие певцы, которые доставляли свои исполнением большое удовольствие слушателям. Иван Долматов - эго имя заставляло учащенно биться сердца однокурсниц. И как солист он пользовался большим успехом. Красивый сочный баритон Долматова был под стать его эффективной романтической внешности. С особым чувством Иван исполнял песню «Он был шахтер, простой рабочий» В дальнейшем выпускник общественно экономического отделения I928 г. Иван Петрович Долматов стал директором Московской госпединститута имени В. И Ленина - главного педвуз; страны.
                  Художественной самодеятельностью в те годы занимались многие студенты. И для профессиональной подготовки учителя, и для организации разумного отдыха студентов эго имело исключительно больше значение.
В укреплении патриотических чувств важную роль играли демонстрации и революционны праздники, в которых студенты участвовала вооруженные винтовками. Тогда члены партии комсомольцы состояли в ЧОН - частях особое назначения, проходили в них военную подготовку без отрыва от учебы, несли караульную службу в городе, а в революционные праздники участвовали демонстрациях, «вселяя страх оставшимся буржуям Один из моментов караульной службы в войск; ЧОН отразил Иван Царегородцев в cтихотворении «Студент на посту». Стихи эти, конечно, далеки от совершенства в смысле форрмы, но очень искренни и что самое главное, точно передают тревожную  обстановку того времени.
Полная луна, а перед ней береза
Оставшимся покровом шелестит.
И песня свежая несется с перевози.
И дремлющие чувства шевелит.
И мысль баюкает ночная обстановка.
И клонит в сон. Так хочется вздремнуть!
Но крепче сжав холодную винтовку,
Я стал ходить, стараясь не уснуть.
Ведь разве можно спать студенту-коммунару.
Когда другие безмятежно спят ?!
На этот пост средь дыма и пожара
Я призван наше счастье охранять.
                  Вятская комсомольская организация шeствовала  над Балтийским флотом. В феврале 1924 г. гpynпа  комсомольцев института направлена в гости на подшефную подводную лодку N7 «Рысь» Балтийскго флота. В группе было пятнадцать человек. Студенты привезли подшефной команде подарки и комплект сатирической газеты «Жабрей».
Подводники радушно встретили посланцев вятской молодежи. Был устроен вечер встречи. Гостили у подводников три дня. Осмотрели лодку, ходили на экскурсию в Петропавловскую крепость, Зимний дворец и в другие интересные места. В дальнейшем поездки к морякам Балтийского флота стали ежегодными, особенно в каникулярное время, и регулярно проводились вплоть до начала Великой Отечественной войны.
И все-таки более всего студентов занимали мысли о поиске хлеба насущного. Нужда заставляла их подрабатывать даже в дневное время. Поэтому посещение занятий порой было необязательным. И бывало так: идет лекция, вдруг в аудиторию «влетает» студент и объявляет, что ему удалось найти работу для пяти-шести человек. Тут же сговорившись, несколько человек покидают аудиторию с молчаливого согласия преподавателя.
Для того, чтобы упорядочить подработки, при бюро пролетарского студенчества была создана трудовая комиссия по подысканию работы Д'[я нуждающихся студентов. Чем приходилось заниматься? Ремонтировали тротуары и железнодорожные пути, набивали снегом ледники и сортировали кожи на кожевенной фабрике. Девушек старались пристроить писцами, в различные комиссии... В институтском подсобном хозяйстве' студенты обучались сельскохозяйственному труду: работали на жатках, молотилках, стоговали сено и пр. Полученные продукты направлялись в столовую института.
                  Особенно тяжелой была работа на пристани. Студенческая артель как-то подрядилась разгрузить две баржи соли. 90 тысяч пудов! Механизации никакой. С седелками на спинах надо было подниматься по лестнице из трюма на палубу, по трапу выходить на пристанскую улицу, еще по одной лестнице карабкаться в верх лабаза и там опорожнять куль. Кули были разные, иные до десяти и более пудов. Выбирать их было нельзя: неси, какой достался. На этой работе многие надорвались. Из шестидесяти человек артели к концу работы осталось около десятка. Денежными делами артели ведал Ваня Швалев, человек аккуратный и добросовестный.
                  С.А.Алыпов постоянно стремился привлечь внимание общественности города и губернии к нуждам и запросам института. «Это единственный очаг социалистической культуры нашего края, который ведет коммунистическую политику в деле культурного строительства и во главе которого стоят люди, несомненно и глубоко преданные делу пролетарской революции, хотя и числятся официально беспартийными, - пишет Алыпов в «Вятской правде»
8 июня 1921 г. - Институт еще молод и чрезвычайно слаб по материальному оборудованию, но он имеет о1ромнейшие задачи и при содействии партии и Советской власти развернется в доподлинную фабрику коммунистического строительства... Если принять во внимание нашу культурную отсталость и необходимость поспешно поднять культурный уровень страны, огромные нужды нашего края в учительстве, то будет понятно, почему я говорю о всяческом содействии институту...»
                Далее Алыпов пишет об особенностях приема на первый курс в текущем году. В частности, лица, не выдержавшие испытаний на первый курс, будут приниматься «на одногодичную испытательную группу, если в течение года можно будет ликвидировать их неподготовленность для поступления в институт»; сообщает, что в силу ряда условий (отсутствие общежитий, учебных помещений и т.д.) прием будет производиться очень небольшой (200 человек), что в действительности для того времени было очень большим приемом. Заключает статью Степан Акимович призывом, крайне актуальным и сейчас: «Профсоюзы и отнаробы (отделы народного образования) командируйте достойных кандидатов в институт, только тогда получите достойных учителей».
                 С.А.Алыпов указывал в статье, что «в нынешнем году институт выпускает 50 слушателей для занятия должностей преподавателей школ второй ступени». Фактически же институт окончили 33 выпускника. 3 июля 1921 г. состоялся первый торжественный выпуск, окончивших IV и III (ускоренный) курсы. Среди выпускников были будущий профессор, доктор биологических наук, автор свыше полутора сотен научных трудов Павел Амфилохиевич Дрягин, ставшие впоследствии (в г Ленинграде) известными биологами Александр Александрович Семушин и Мария Федоровна Солоницына, преподаватель физики в Вятском педагогическом, а затем в Ижевском медицинском институте Николай Иванович Зыкин, Яков Данилович Сатаев и др. После окончания института Я.Д.Сатаев работал некоторое время в институте научным сотрудником в области агрономии. В 1924 г. переехал в г.Котлас, где стал заведовать школой-семилеткой и работать учителем биологии.
И вот что примечательно. Когда через несколько лет руководство Вятскою пединститута решило выяснить, чем занимаются выпускники первого советского выпуска, то оказалось, что ни один из них не изменил своей профессии! За исключением скончавшихся к тому времени С.Н.Брагина и
А.А.Суслова, и еще двоих-троих, сведения о которых не удалось собрать, все, остальные работали преподавателями в институтах и техникумах, школьными учителями в Вятке, Саратове, Глазове и других уездных и губернских городах, в селах и деревнях. А кое кто продвинулся и по научной стезе. Так, историк И.Я.Поздеев был к тому времени аспирантом НИИ научной педагогики при 2-м МГУ. Я.И.Ильин - ассистентом НИИ народов Востока в Москве.
В уже упоминавшейся статье Н.Шулснова ее автор, ссылаясь на воспоминания Б.В.Кинда, рассказывает о поездке Алыпова в Москву и его встрече с Лениным, в ходе которой вождь якобы и дал согласие на то, чтобы Вятский институт носил его имя.
                 В 20-е годы имя Бориса Владимировича Кинда - сотрудника Вятской губернской газеты «Деревенский коммунист», часто печатавшегося в других местных изданиях, одного из руководителей Вятской комсомолии, как и имя Алыпова, было хорошо известно местной молодежи. В дальнейшем Б.В.Кинд жил и работал в г.Челябинске.
                  В своей короткой статье «Дни молодости», вошедшей в сборник воспоминаний первых вятских комсомольцев, Б.В.Кинд упоминает и Степана Акимовича, но, к сожалению, упоминает очень кратко  и отрывочно. По всей вероятности, эта сдержанность  объясняется временем выхода сборника (1958 г.), когда несмотря на начавшуюся хрущевскую «оттепель», общественное сознание еще очень настороженно относилось к тем, кто был репрессирован в годы сталинщины. А Степана Акимовича не миновала чаша сия...
                 Так вот, Б.В.Кинд утверждает, что «Алыпова знала Надежда Константиновна и познакомила его с "Владимиром Ильичом Лениным». Увы, знакомства с Лениным как такового по-существу не было.
              С.А.Алыпов был сыном своего времени. Воспитанный в безбожии, он беспощадно относился к религиозным предрассудкам, постоянно высмеивал и осуждал их «носителей». В «Вятской правде» то и дело появлялись статьи Алыпова, направленные против религиозных предрассудков: «Несколько слов об анафеме», «Новые люди и пасха», «Несколько мыслей вслух», «Посвящается «матери»-церкви по случаю так называемой пасхи», «Несколько слов о Николае-Чудотворце», «Как появился христианский праздник Троица», «Христианская Троица» и многие другие. В статье «Блестящий опыт»45 он пишет о проведении комсомольцами Вятки рождественского праздника: «Театры и клубы были переполнены. Эго значит, что молодежь с нами, что она вырвана из объятий вековых палачей. В их храмах, конечно, было много молящихся. Но кто? Бывшие и теперешние торговцы, чиновники, мещане, дряхлая интеллигенция, забитые представители трудящихся. Посмотрим, отцы духовные, далеко ли вы уедете на 80-летних старухах и стариках. Кто кого вышибет из седла? Весь вопрос во времени. У нас мало театров и клубов, у вас много церквей. Но не забудьте, что после революции прошло всего 5 лет, из них 4 года мы воевали с генералами да с вами. А вы существуете уже тысячу лет... А все-таки революция пробила брешь в вашей крепости, а наша армия растет и* крепнет, с нами молодежь. А что вы будете делать, когда старухи и старики отправятся в «лоно Авраама» и новое поколение будет нуждаться в вас столько же, сколько плешивый в гребенке? Пролетарская революция и культура обезвредят вас».
И обезвредили...
              По-разному можно относиться к столь непримиримому, жесткому отношению к церкви со стороны тогдашних партийных и советских работников. Сейчас-то мы понимаем, что в проведении антирелигиозной работы далеко не всегда соблюдалась законность, сплошь и рядом проявлялось неуважение к чувствам верующих (а ведь их было значительное большинство населения!), далеко не всегда -оправданными были проводимые в церквах реквизиции. Например, в фонде помощи голодающим требовали сдачи церковных книг, переплеты и застежки которых были украшены золотом и серебром, а сами книги, то есть то, что и представляло собой истинную ценность, обрекались на растаск и уничтожение.
Алыпов бичует священнослужителей, сдававших церковную утварь (иконы, кресты, книга) со снятыми украшениями,46 изобличает епископа Виктора, разъезжающего по губернии «якобы с целью сбора средств д ля голодающих»; в его честь даются богатые обеды, а сам он «в целях агитации» произносит всего несколько слов.47 В то же время работники областного музея, призванные вести антирелигиозную работу, получают хорошие пайки, а сам музей не работает.4* Вскоре после выступления Алыпова музей был открыт, а епископ Виктор в свое время отправился в Соловки...
               К 53-х летней годовщине со дня рождения В.И Ленина Алыпов предлагал партячейкам провести «клубный вечер», включающий следующее: 1. Чтение отрывков из книг или доклад; 2. Живые картины (Ленин в подполье. Ленин освещает путь к коммунизму). Любоопытны, и в то же время чрезвычайно наивны «лозунги» Алыпова о Ленине.
Вот некоторые из них: «Тов. Ленин точен, ка немец и на заседания является минута в минуту. Ленин настойчив как англичанин. И в тоже время тов. Ленин не немец, не француз, не англичанин,  наш природный, наш российский. Ленин  гениальный теоретик, обществовед, но и  рабочий писатель. Тов. Ленин обладает возможностью на лету оценивать явления, отделять существенно важное от шелухи и пустяков, заполнять воо6ще недостающие части картины, додумываться и, прежде всего, за врагов, сочетать все это и наносить удар одновременно с тем, как складывается формула удара».
По служебной необходимости С.А.Алыпов ездил по губернии. Его путевые заметки, печатают в губернских изданиях всегда интересны, ос в них отражалась сама жизнь. Сейчас, по про многих лет они читаются как страницы живой истории и представляют немалый интерес  краеведов.
В заметке «На местах»50 он рассказывает один случай  из своих поездок. «По пути из Вятки в Нолинск пришлось проехать несколько больших наблюдать жизнь на местах. Так, например в Суне, где есть большое двухэтажное волисполкома, меня поразила грязь, царящая в здании. Помимо того удивил бюрократизм дежурного по волисполкому, к которому, как мне сообщили  «пущать не велено». Тем не менее я прошел, г лошадей, и пока их да вали, посетил находящуюся школу 11-й ступени, в которой однако хотя и у учительский персонал, учение не производила «школа сокращена», как сказал один из «сокращенных преподавателей.
                    Вечером в заготконторе состоялся семейный  концерт «с танцами*. Было много народа и настоящее в пели песни И танцевали. Утром провел беседу с  ячейкой РКП и сорапроса, но представителей последнего явилось очень мало, куда меньше, чем  было на танцульке. Ну, да и то сказать: танцульки  «серьезное», а беседа... беседа так себе.
Небольшой штрих из местной ж Оказывается, что учителя и учитель совместительствуют, совмещая служение богу и i причем богу отдают куда больше времени просвещению. Это, между прочим, выражается что если под праздник назначается спектакль,  работники «на ниве народной» сначала отстоят  всенощную, а потом уже начинают спектакль.
Село большое, попов-батюшек много и раб они вовсю. Один из этих «ревнителей христианства взял за похороны умершей нищей сиделки в больнице 150тысяч рублей, а сироты... сироты пошли побираться. Но что ему за дело до сирот? Ведь отпели и похоронили по всем правилам христианского искусства. Направляюсь дальше. Та же белоснежная равнина много, много верст лежащая снежная равнина, невылазная грязь в волисполкомах и тс же бож1 со святыми ликами в домах «работников просвещения».
                 28 апреля 1923 г. «Вятская правда» поместила  большую по объему и крайне резкую но тону статью Алыпова «Об освежении учительского состав; которой он предлагал ряд  мер для  повышения  качества учительских кадров: нужны, писал Алыпов, курс подготовке учительства, следует сокращать гocaппарат и давать улучшение материального положения педагогов; наряду с конкурсом на лучшего учителя проводить конкурс на худшего учителя и т.д.
Приводил Алыпов и конкретные примеры таких, но его мнению, «худших учителей». Так, пишет он, зав. школой И-й ступени Е.И.Григорьев не желает переходить со старого правописания и в его школе пишут через ять, с твердым знаком «и всеми прочими прелестями» (В ту пору твердый знак был упразднен и вместо него писался апостроф в виде запятой). Зав. школой 11-й ступени С.И.Горский, продолжает Алыпов, в свое время в Вятской духовной семинарии читал такую «научную» дисциплину как обличение социализма с богословской точки зрения. С. А. Алыпов сокрушается, что в школах не изучают Д.Бедного, а только Тургеневых да Достоевских, «плюс Пушкин с Лермонтовым».
                 Даже сейчас, по прошествии десятков лет тяжело читать эту статью. Теперь-то мы знаем, что очень скоро «мастера быстрого реагирования» Демьяна Бедного включат в учебники, да так щедро включат, что втроем с Маяковским и Горьким они займут в учебниках литературы почти весь объем. «Небольшевик» Блок будет удостоен небольшого абзаца. О лучших поэтах советского периода учебники вообще будут молчать или сообщать в соответствии со ждановско-сталинскими постановлениями по литературе и искусству. И все это будет длиться почти полвека.
На статью Алыпова пришло много откликов, сообщила газета в номере от 9 мая. Некоторыми читателями она была расценена как сигнал к травле. И неудивительно! А 14 июня был помещен и отклик на статью. Некто, скрывшийся под псевдонимом
В.К., писал, что статья вызвала оживленные прения. В целом, В.К. оценивает статью Алыпова негативно: «Товарищ Алыпов неправ в том, что не учел обстановки, в которой приходится работать сельским учителям, а также то, что заменить («освежить») их не за счет кого». «После пятичасового рассказывания, что «бе да а - будет ба», при отсутствии лица, с кем бы он мог посоветоваться и поделиться своими мыслями и, не имея свежего печатного листа, учитель, в конце концов, идет на чашку чая к отцу Ивану и матушке Евдокие, - защищал сельского учителя автор отклика.
                  Вот почему лучшие учителя стремятся оставить школу, и едва ли они опять пойдут сюда, хотя бы «наркомпросу немножечко и прибавили». Уоно шлет одни бумажки. Все эти условия не учтены т.Алыповым. Никакая человеческая душа не может сделать больше того, что сделано учителем сельской школы. Тем более не могли переродиться старые работники просвещения, т.к. обстановка и условия работы не благоприятствовали этому». Далее он вносит ряд предложений, среди которых «просить студентов Вятского педагогического института принять шефство над отдельными сельскими школами».
               А институт делал в тот год свой третий выпуск специалистов с высшим педагогическим образованием, но из трех - это был первый выпуск пединститута имени Ленина. Алыпов не застал дальнейшего роста родного института. В сентябре J923 г. начался новый этап в его жизни. Он был переведен на работу в ЦК ВКП(б). В 1924 г. он дважды побывал в Вятке, сопровождая А.А.Сольца, приезжавшего для проведения дискуссии против троцкизма, а затем - М.И.Калинина.
«Вятская правда» от 6 мая 1924 г. писала: «В воскресенье 4-го мая проездом в Сибирь в Вятку прибыл председатель ЦИК СССР М.И.Калинин. Собравшиеся дружно приветствовали подошедший поезд. С трибуны, созданной на скорую руку из столов, т. Калинин обратился с кратким приветственным словом. После тов. Калинина с кратким докладом о международном и внутреннем положении Советского Союза выступил сопровождавший «старосту» т.Алыпов».
                  В Москве Алыпов учился в институте красной профессуры, а по окончании учебы заведует кафедрой общественных наук Высшей партийной школы, работает в институте В.И.Ленина (впоследствии - институт марксизма-ленинизма), участвует в подготовке к изданию пятитомного собрания избранных произведений В.И.Ленина.
В 1929-1930 г.г. С.А.Алыпов - заместитель председателя Главполитпросвета, является ближайшим сотрудником Крупской, ее заместителем.
В 1930 г. Алыпов был направлен ЦК в Восточно- Сибирский край, где был избран членом бюро крайкома, заведующим культурно-пропагандистским отделом.
                 Увы, и Степана Акимовича, как и Н.А.Дернова, не обошли стороной сталинские репрессии. В 1937 г. Алыпов был арестован. Алыпов смело защищал свою невиновность. «Я был и остаюсь, - писал он, - несмотря на свое положение, преданным партии
Ленина.          В тюрьму меня загнала не партия, а провокация, фальсификация и клевета. Я знаю и убежден, что партия борется с провокацией, клеветой и другими делами... Я и сейчас остаюсь беззаветно преданным партии Ленина и мечтаю делом доказать это... Я убежден, что не сегодня, так завтра ошибочное решение в отношении меня будет отменено». И оно было отменено, но, увы, слишком поздно
в 1956 г. В тяжелых лагерных условиях, писал Н.П.Шуленов, - Алыпов путем самообразования стал фельдшером, и все силы отдавал помощи больным товарищам. Жизнь его оборвалась неожиданно. В 1950 г. он был убит уголовником, не дождавшись долгожданного освобождения. Едва ли возможно сейчас установить, был ли это специально спланированный акт, направленный против несгибаемого, мужественного человека, либо все вышло случайно... Одно можно сказать точно: Степан Акимович Алыпов - умный, честный, трудолюбивый человек все свои душевные и физические силы отдал возвышению кровавого молоха, который в конце концов и погубил его. Но можно ли его винить за это?           
 
Трагическая судьба, сложная, противоречивая личность...
В прежние годы о людях, которых коснулась карающая десница «отца народов», старались лишний раз не упоминать. Поэтому десятилетиями создавался «провал» в исторической науке, который сейчас нелегко «засыпать». Тем более, что все меньше остается очевидцев тех лет. И все же в основных чертах биографию С А. Алыпова, особенно «вятский период», удалось восстановить.
Конец.

Виктор Иванович, в продолжении своего обращения пишу о том, что есть ли вероятность найти в Кировской области ещё других родственников Алыпова Степана Акимовича. У них была большая семья, трое были живыми, о чём свидетельствует база данных по награждённым и база данных "Мемориал". Володя Алыпов живёт в Санкт-Петербурге. Написал мне, что никого не знает из родственников Степана Акимовича. Он знал от своего деда, что они со Степаном Акимовичем не то двоюродные или троюродные братья. Разведчик Алыпов Владимир Степанович воевал в ДРГ в качестве радиста. Мамин муж и отец моей старшей сестры был командиром этой группы - Устинов Евгений Парфёнович. Хотелось бы найти родственников Володи Алыпова, 1924 г.р. Он до войны жил и умер в Москве 18 января 1984 г. Детей у него не было, он не был женат по причине слепоты глаз. После войны жил со своей мамой в Москве. Отца его репрессировали, расстреляли, со слов дочери Калининой Евгении, которая была связной в группе "Сосна". Её дочь Галину я нашла. Она встречалась с Володей Алыповым в 70-ых годах в Москве. Это сообщение не выставляйте на сайте, пожалуйста. Это я вам написала для полноты представления для чего я ищу семью Алыповых в Кировской области, и хочу понять где они жили. С уважением, Ольга. Материал по ДРГ Сосна можно прочитать здесь, по ссылке http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=1287.msg254074#msg254074

Ольга, спасибо! А из какой газеты эта статья?

Я тоже поискал у себя в записях. Нашел кое-что.

В Энциклопедии Земли Вятской в томе 6 "Знатные люди" (Киров, 1996 г.) есть о нем небольшая биографическая справка. Содержание ее кратко повторяет факты, описанные в газетной статье. 

Действительно, в 1923 г. из Вятки он переведен и в 1923-29 гг. он работал в Москве, в ЦК ВКП(б).

Так же там ссылка на источник информации: книга Помелов В. Педагоги и психологи Вятского края. Киров, 1993. Очевидно, в ней тоже есть статья об Алыпове.

В интернете упоминается работа : Алыпов С.А. Является ли наше государство пролетарским / Алыпов С.А. - М.: Госиздат, 1927. 64

Еще, в интернете фамилия С.А. Алыпова часто упоминается всвязи с развитием библиотечного дела в 1930-е годы.

 

 

Добрый день, Виктор Иванович. В фамилии сделала ошибку, надо Алыпов, я написала Акимов.
Название газеты напишу, когда узнаю...

С Днем Защитника Отечества! 

Здравствуйте Виктор Иванович. Около года назад, в ответ на вопросы о моих предках, Вы сообщили мне первую информацию  о Лобановых  из деревни Олозы, числящихся в Книге Памяти. За это время мне удалось узнать, кто из Лобановых и Пинегиных проживал в этой деревне накануне Великой Отечественной войны. Собранную информацию я разместил на сайте Родная Вятка. Ознакомиться с ней можно по ссылкам: http://rodnaya-vyatka.ru/blog/1180/o-derevne-olozy-i-ee-zhitelyah,  http://rodnaya-vyatka.ru/places/71321

Здравствуйте, Виктор Иванович! Мою пробабушку звали Турунцева Фекла Васильевна, родилась в 1899г. в д. Соловьи. Ее муж Тестоедов Василий Яковлевич, 1891г.р., мой прадед также родом из Кировской области. К сожалению не знаю точного места рождения. Интересно было узнать, что в д.Соловьи было 4 двора Турунцевых, только не понял почему у всех, видимо основателей дворов (Николаев, Федоров и т.д.) фамилии другие. Интересно к какому из дворов относилась моя пробабушка.

Здравствуйте, Антон М. Это не основатели дворов, а владельцы, т.е. главы семей. Фамилия у них одна, - Турунцевы. Они, скорее всего, из одного рода, братья, 2-юродные, 3-юродные и т.д. . Что бы узнать про бабушку надо в ГАКО посмотреть в метрической книге с. Бельского за 1899 г. запись о ее рождении, там записаны родители.

Здравсвтуйте, Виктор Иванович. Спасибо большое за проделанную работу! Вы писали выше:

В д. Шангинской Возженниковы тоже жили, но это сейчас Зуевский район (бывший Мухинский). Хотя все эти деревни рядом. До революции это Косинская волость

А есть ли какая-либо дополнительная информация про Возженниковых из деревни Шаньги? Насколько мне известно, мой дед, Семён Иванович Возженников, был оттуда родом. Как можно найти информацию про его предков?

Александр, у меня есть по д. Шангинской только ФИО домовледельцев за 1776. Там были полные посемейные списки, но я выписывал только домовладельцев. Еще советую посмотреть на ОБД Мемориал погибших Возженниковых из этой деревни и графу "родственники".

Историей этой деревни я не занимался.

Исповедные росписи Вятской епархии Вятского уезда Филиповы слободки села Сунского Васильевской церкви за 1776 год.

(ГАКО Ф. 237 Оп. 71 Д. 631)

Деревни ШАНГИНСКОЙ

  1. Иван Карпов сын Возжеников 50 л...

  2. Григорий Дементьев сын Возженников 75 л...

  3. Ефим Яковлев сын Косин 48 л...

  4. Мамант Иванов сын Нагавицын 49 л....

 

Починок Шангиных около с. Суна был уже в 1710 г.

Из переписи 1710 г.

"Починок вновь Шангиных

Во дворе Дементей Гаврилов сын Манылов (л.671об.) 80 лет у него жена ... у них же живет салдат Симон Сергеев сын Нагавицын 40 лет у него жена Офимья Григорьева дочь 50 лет у них дочь Оксинья 17 лет

[Примечание: I часть переписной книги завершается на листе 671; II часть –начинается с листа 669.]

"

 

Яндекс цитирования

 

 

Яндекс.Метрика