Размер шрифта:
Цвета сайта

Живая история страны

Не поверил Егор Петрович Веретенников товарищам, объявившим ему, что у ворот сборного пункта дожидается его жена Анна. Да и как тут поверишь: дома, в деревне Шавырёнки Бельского сельсовета, двое маленьких детей, а она, жена его, маленькая, несмелая, и по русски-то плохо говорит (только перед войной переехали они из Ярского района Удмуртии в Кировскую область, купили маленький домик). Но когда передали гостинец, и увидел он домашнюю снедь, - поверил! Командиры отпустили его на ночь, тогда он и узнал, что решила она ещё раз повидать своего ненаглядного Егора и с товаркой Агафьей Турунцевой добрались они пешком до Фалёнок, а там уговорили солдат в товарняке взять до Кирова. Пожалели молодушек воины, ведь только что своих таких же оставили дома, взяли в теплушку, прятали от проверяющих. Так и оказались в Кирове, где нашли сборный пункт в саду Степана Халтурина. Навсегда запомнилось это свидание Анне Павловне. На  другой день увезли его на фронт, а женщины обратно шли пешком, немудрёные гроши свои прятали в онучи. Было это в 1942 году...

Нелёгкое детство досталось Аннушке: пятеро детей у родителей, хлеба досыта не едали, ведь земли в Удмуртии плохие, на полях гравий, урожаи низкие. Вот поэтому и послала свекровь молодую пару ехать туда, куда многие из их деревни уезжали — в Савинёнки, что на реке Святице. Но они поселились чуть дальше, там их приняли, Егора взяли счетоводом в колхоз, а Анна коров кормила, поросят. И родители его тоже приехали, золовка жила с ними пять лет. Егор мечтал купить гармошку, хорошо он играл на ней. Осенью выдали ему 25 пудов зерна на трудодни, он поехал на Азовскую мельницу их смолоть, а приехал без муки, но зато с гармошкой.

...Ранили Егора в ноги, лечился он в Перми, а потом отпустили на долечивание домой. В октябре срок третьего шёл прохожий солдат по деревне и сказал, чтоб встречали в Талице. Свекровь прибежала в поле, где Анна пахала, принесла радостную весть. Дали ей лошадь, а она его на дороге сразу и не узнала. Снова стал счетоводом, ходил с палкой, ноги очень болели. Однажды пришёл старик к нему с требованием выписать хлеба, укорил, что тот дома живёт, а у него двое сыновей на фронте. Недолго пробыл он дома, ещё год воевал. Писал письма. Последний треугольничек пришёл в День Победы, а потом — извещение, что пропал без вести. Вернувшийся в деревню один из немногих солдат Тимофей Наговицын рассказал, что встретил Егора в Германии, договорились вместе с войны домой ехать и не думали, что не суждено одному из них этого счастья. «Береги детей, будет тяжело, всё продай. Приеду — наживём!» - писал с фронта муж, и эти слова были для неё заветом.

Трудилась Анна, как и все, не покладая рук, не жалея сил. Одиннадцать лошадей взяли на фронт из колхоза, самых крепких, чалой масти. Стали бабы учить коров таскать плуг. Троих приучили, а вот четвёртую — никак! Запрягут, а она в борозду ложится и не встаёт. Приучила Анна к упряжи и быка, возила на нём молоко, семена, а он стал бодаться и однажды перебросил её рогами через изгородь. От голода семью спасал огород. Из последних сил натаскивала она из соседнего колодца воды на полив, надо было тянуть вёдра восемнадцать саженей. А картошку выкопать не знала как, всё на колхозной работе. Однажды был дождь, снег, холод, думала остаться в своём огороде, да председатель всех выгнал на поля. А как эта картошка досталась семье! Пришлось продать гармошку мужа за пять пудов картошки. Посадила, а ночью её выкопали — орудовала в округе банда воров. Все знали, кто этим занимается, но боялись. Они ездили по деревням, выносили из амбаров зерно, теплые вещи, тулупы, валенки, пасеки грабили. Однажды она ходила к родне в Удмуртию и увидела, как там поймали вора бельского, а второй сбежал. Привязали его к оглобле телеги, сдали в милицию. А со своими удмурты расправлялись без властей. Однажды уличили вора, который выкрал бочонок с мясом из погреба соседа. Повесили ему этот бочонок, наполненный землёй, на грудь, и повели по деревне. У каждого дома останавливали и хозяева выходили с вопросом: «Что делал?» Тот отвечал: «Мясо воровал». Тогда его били. Когда довели до дому, он умер. И похоронили не на кладбище, а у дома в яме. Этот урок был всем и на всю жизнь.

Ко всем горестям прибавился страх за детей, ведь появились волки с белой гривой. Сколько козлят, овец они утащили прямо из хлевов. А однажды деревенские ребята пошли в поле по горох, там и выскочили три волка. Её маленького сына спасли, а вот соседскую девочку на глазах у сестры волк закинул на спину и унёс. На крики детей прибежали с соседнего поля жнецы, но ничем помочь не смогли, нигде не нашли злодея. Искали потом целую неделю, из окрестных сёл и деревень привозили людей на поиски, все леса прочесали, но обнаружили внучку дед за конюшней, одни кости да кусочек платья.

Не все в войну были добры, находились и самолюбы, обманщики, сколько их повидала Анна Павловна! Как-то выхлопотала она муку на детей, пообещали по 15 кг дать, послали повестку, а её выкрал сосед Алексей, спрятал под крыльцом. Она к нему три раза ходила, еле отдал, когда пристращала милицией. Пособие на детей на погибшего мужа тоже утаивали на почте, а она и не знала. Не ожидали преступники, что полуграмотная женщина поедет жаловаться в район (а он тогда был в Талице), уговаривали потом, чтобы не подавала в суд на них. Свёкор катал валенки по заказу, ему за это муки обещали, а когда принёс, есть хлеб нельзя было, одна горечь зелёная — лебеда. Обманули без стыда, без совести, а знали ведь, что в доме маленькие дети. Но обиднее всего было такое переносить от близких людей, а свёкор её был не лучше этих обманщиков.

Дали ей за работу телёночка, и она вырастила корову, дождались молока, но не стало у кормилицы его, придут утром — нет ничего. Тогда золовка решила покараулить и поймала вора: на рассвете пришел старик доить, это он отнимал у детей, своих внуков, молоко, выпивал его, чтобы самому не голодать. Так же однажды кладовщик выдал Анне шесть килограммов муки, чтобы сварила самогонку на колхозные нужды, так свёкор выпил тайком всю барду, а ей пришлось рассчитываться.

Шла она на всякую работу, а вот в лес не согласилась, знала, что тогда она ребят не увидит. Пришёл председатель сельсовета, пристал с ножом к горлу — пойдёшь, и всё тут!, - а она ему кукиш показала, напомнила, что муж воюет и дети малые, тот и отступился. А ведь до войны Анна четыре года была на лесозаготовках, ещё девушкой, и восемнадцати не было, а пришлось и эту лямку тянуть.

Ждали женщины своих мужей с фронта, ночами плакали, а днём и виду не показывали. Как-то на сенокосе запели песни военные, так старик Лукоян, который им косы правил, заплакал, глядя на молодушек.

Пришла Победа, а у Анны и надежды на встречу с милым не осталось. Растила она детей. Работала дояркой, телятницей. Незаметная скромная труженица не гремела славой, но Родина оценила её труд медалями «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов», «За преобразование Нечерноземья», «Ветеран труда» и многими юбилейными.

Сейчас «ровеснице Октября» девяносто четыре года. Живёт у сына, но всегда о бабушке помнят восемь внуков, одиннадцать правнуков и трое праправнуков. В селе нашем Анна Павловна уважаемый человек, ведь она — живая история страны.

И. ЛЫСКОВА.

Деревни, сёла, поселения района: 

Аналитика

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

 

 

Яндекс.Метрика