Размер шрифта:
Цвета сайта

За выполнение боевого задания – жареный поросёнок

Нигде нет такого равенства и братства, как у экипажа подводной лодки, где либо все погибают, либо все остаются жить.

М.Гаджиев, Герой Советского союза, командир бригады подводных лодок.

Этими словами открывается армейский альбом Николая Васильевича Шешукова, жителя д.Вогульцы. Да и вся его служба проходила под таким девизом.

Николая Шешукова призвали в армию осенью 1978 года. Девятнадцать дней ему довелось находиться на призывном пункте в Котельниче. Наконец -то группу новобранцев сажают в эшелон, который путь держит на восток и по мере остановок всё пополняется новыми призывниками. И вот конечный пункт назначения – г.Владивосток, учебная часть. Вогульского паренька определили в 51 отряд подводного плаванья, где ему предстояло освоить специальность моториста подводной лодки. И началась армейская жизнь со своим строгим уставом, дисциплиной и учёбой.

– Поначалу, конечно, возникали трудности, но к новому ритму жизни быстро привык, – рассказывает Николай Васильевич. – С интересом изучал военную технику. Вообще, учёба давалась мне легко, может, ещё и потому, что я до призыва в армию окончил училище и получил права тракториста. После шестимесячного обучения нас отправили в Петропавловск - Камчатский, где готовилась к выходу в море подводная лодка, на которой мне довелось нести службу два с половиной года.

– Ваши первые впечатления?

– С Камчатки мы через Охотское море отправились в Магадан. Шли четверо суток по верху. Море не раз штормило. Тяжко пришлось. Морская болезнь не обошла стороной. Но потом всё наладилось.

– Как вам Магадан?

– В ту пору это был небольшой закрытый город. Кругом колючая проволока. Холодно. Даже в 30-градусный мороз лицо просто обжигает, потому как с моря дует сильный ветер. Здесь находилась наша база, но в зимние месяцы чаще всего после боевого задания уходили на отдых на Камчатку.

– В чём заключалась непосредственно ваша служба на субмарине?

– Я был мотористом. Четыре часа несёшь вахту, потом 8 часов отдыхаешь. Хотя когда находишься в море, отдыхом это отведённое время не назовёшь. Ты должен быть всегда на чеку, потому как приказ «Тревога» звучал очень часто. На нашем корабле находились ядерные боеголовки. И только в конце моей службы их выгрузили.

– Ваша субмарина постоянно находилась под водой?

– Во время боевого задания – конечно. Но ночью всплывала для зарядки аккумуляторных батарей. Лодка находилась под водой на глубине 120 метров.

– А неполадки случались с вашим кораблём?

– Однажды на такой глубине вырвало забортный клапан. Весь экипаж, а это 60 человек, был поднят по тревоге, мы сразу всплыли наверх. Быстро отремонтировали.

– Страх испытывали, находясь в море?

– Под водой, нет, не страшно. Но в сильный шторм, когда стоишь в море на якоре, волны просто захлёстывают корабль, смотришь вниз, а там словно бездна, жутковато, скажу вам, от такой картины.

А вот зимой, когда начинались отливы и заливы, мы любовались красотой, которую создавала бившаяся о скалы вода. Она намерзала метра на два в высоту. Ледяные фигуры были необычайны по своей форме, рисункам да ещё в лучах солнца.

– Каковы были бытовые условия у моряков?

– Хорошие во всём. Четырёхразовое питание. Нас просто баловали сладостями: варенье, печенье и прочее. Каждый день шоколад. По праздникам непременно праздничный обед или ужин. И традиционно, каждый раз, когда приходили с боевого задания, нас встречало всё руководство нашей бригады во главе с командиром - капитаном первого ранга Комаровым. И нам преподносили на подносе жареного поросёнка.

– Во время отдыха на берегу, чем занимались?

– Спортом. В основном ходили на лыжах. При желании нас отпускали и в увольнение.

– Вспоминается ли армейская служба?

– Такое не забывается. Служилось хорошо. Экипаж субмарины – это единая и дружная семья. Нам повезло с офицерским составом. А зам. по политической части вообще был свой мужик. Когда открываю свой дембельский альбом, перед глазами всплывает какой - нибудь эпизод из армейской жизни. К сожалению, растерялись адреса сослуживцев.

– Случайно не было желания остаться на сверхсрочную службу, тем более, что вы дослужились до звания старшины первой статьи, командира отделения мотористов?

– Нет, хотя было несколько предложений даже для плавания в загранку. Очень хотелось домой.

– И не пожалели об этом?

– Да нет. Моё призвание жить и работать на земле. Как бы там ни было, я люблю свою деревню Вогульцы.

Всю трудовую деятельность Николай Васильевич посвятил родному колхозу. Он механизатор, боле двадцати лет обрабатывал вогульские поля на тракторе К - 700.

Деревни, сёла, поселения района: 
Картинка для слайдшоу: 

Аналитика

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Яндекс.Метрика