Размер шрифта:
Цвета сайта

Биолог, селекционер, фитопатолог – всё это Т.П. Градобоева

Дело не в дороге, которую мы выбираем; то, что внутри нас,

 заставляет нас выбирать дорогу.

О. Генри

А вы знаете, где и как растут грибы зимой? На этот и другие вопросы сегодня отвечает Татьяна Прокопьевна Градобоева, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Фалёнской селекционной станции – филиала ФГБНУ «Федерального аграрного научного центра Северо-Востока им. Н.В. Рудницкого», автор 12 сортов сельскохозяйственных культур.

– Татьяна Прокопьевна, Вы заведуете отделом, который называется лаборатория иммунитета растений. Поясните, в чём заключается Ваша работа?

– У растений так же, как и у человека, должен быть иммунитет. Как известно, иммунитет бывает врожденным и приобретенным, и если человек может заняться и поправить свой иммунитет, то растению мы должны помочь. Поэтому одним из направлений работы нашей лаборатории является поиск, выделение устойчивых или относительно устойчивых линий, сортообразцов сельскохозяйственных растений (горох, овёс, клевер, лён-долгунец) к наиболее распространенным в Волго-Вятском регионе заболеваниям. Чтобы не пропустить больные сорта в производство, мы должны проверить не одну тысячу номеров, будущих сортов. Возбудителями болезней растений чаще всего являются грибы, относящиеся к различным классам по систематике. Оценку и отбор устойчивых генотипов мы проводим на искусственных инфекционных фонах в полевых условиях. А для того, чтобы создать такой фон, мы проводим летом сбор и подготовку популяций возбудителей с пораженных листьев, стеблей, бобов, и большей частью зимой – с семян. Далее после фитопатологического анализа, мы выделяем чистую культуру патогена, для этого готовим специальные стерильные среды, где и растут «наши грибы». И уже потом наращиваем инфекцию для того, чтобы во время посева весной создать жесткий инфекционный фон.

– Откуда Вы родом? Какой жизненный совет Вы получили от своих родителей?

– Я уроженка Афанасьевского района, деревня Московская. Родители нам всегда говорили: «У вас должна быть своя голова на плечах, чтобы потом ни на кого не пенять за свои поступки». Поэтому, наверно, мы рано стали самостоятельными.

– Вы окончили Пермский Государственный университет, биологический факультет. Думаю, что будет интересно нынешним 11-классникам узнать подробней об этом учебном учреждении. Почему Вы выбрали именно его?

– Сам город Пермь мне очень нравится, и я его знала раньше (с детства) и до сих пор люблю в нём бывать. Пермский университет всегда котировался в системе образования на порядок выше, как правило, проходной балл там был выше, чем в обычных вузах. Захотелось попробовать – сразу поставить высокую планку для себя. Поступила, но не сразу.

– Самое яркое воспоминание (впечатление) за годы учебы?

– Для меня весь период учебы в университете – это яркое, запоминающееся событие на всю жизнь. После первого курса мы ездили на практику в степь – на научную базу от университета, она расположена почти на границе с Казахстаном, после второго – в Предуралье. После третьего уже началась дипломная практика, которую я проходила в ботаническом саду, где создавала коллекцию лекарственных растений.

– Возможно, в нашей жизни всё происходит неслучайно. Это судьба или случай, что Вы оказались в Фалёнках (на Фалёнской селекционной станции)?

– Хоть я и жила в Кировской области, но про Фалёнки ничего не слышала раньше, пока не попала сюда по распределению. Была возможность уехать, но прислушалась к совету сестры и осталась.

– По жизни мы сталкиваемся со многими людьми, которые оказывают на нас положительное влияние, как говорят, судьбоносная встреча. Такая встреча была у Вас?

– Для меня – это встреча с моим мужем здесь, на фалёнской земле. Не скрою, мне хотелось уехать отсюда, но для моего мужа нет ничего лучше Фалёнок.

– Ваши жизненные принципы?

– Что бы ни случилось, двигаться вперед, жить, любить.

– Научному сотруднику- учёному необходимо постоянно пополнять запас знаний, где Вы берете нужную информацию?

– Прежде всего, в научных журналах, в интернете – это научная электронная библиотека, но там не всегда идут статьи в открытом доступе. Самое главное – это общение с коллегами, при этом важно даже не, сколько получаешь информации, идет обмен и опытом и знаниями, а это так нужно нам здесь, в глубинке.

– В научном мире для Вас кто является примером?

– Сложно назвать кого-то одного и так сразу, если честно, никогда не задумывалась. Может Ломоносов? Поясню: не важно, научный мир или взять, к примеру, мир искусства, если человек даже и наделен каким-то даром, способностями, талантом, а не будет трудиться, развиваться дальше, он ничего не добьется. Все великие люди – это великие трудоголики.

- Учёный с мировым именем Н.В. Вавилов писал: «Селекцию можно рассматривать как науку, как искусство и как определенную отрасль производства». Вы разделяете его мнение?

– Полностью согласна.

– Кем Вы себя больше считаете: биологом, селекционером или фитопатологом?

– В первую очередь биологом. Я должна знать не только как развивается растение, на какой стадии роста оно наиболее уязвимо, но и биологию патогена, как идет заражение, его наиболее вредоносную стадию. Например, если для растения создаются благоприятные условия (температура, осадки), то оно растет и дает хороший урожай, но это не значит, что оно было устойчивым к возбудителю – не сложились условия для развития патогена. Поэтому мы и проводим исследования не один год, чтобы дать полную и развернутую характеристику будущего сорта.

– Вы работаете с микроорганизмами, т.е. Ваш основной помощник – микроскоп?

– Диагностику болезни проводим визуально. На стадии систематики патогена для определения точного заболевания нужен уже микроскоп – мы смотрим мицелий, споры, конидии, т.к. в выращенной культуре могут быть и другие сопутствующие возбудители, бактерии, вирусы.

– Хотелось бы услышать Вашу точку зрения, как учёного-биолога, на генмодифицированные продукты. Так ли страшен чёрт…?

– Есть такая точка зрения, что продукты с ГМО вредны человеку, могут вызывать различные заболевания. Я считаю, что этого бояться не надо, во-первых, не так много мы их и едим, а, во-вторых, человек больше может пострадать от того, что какой-то фрукт или овощ рос с нарушением технологии возделывания, допустим, накопил нитраты с превышением ПДК, а не от того, что, например, есть в помидоре ген камбалы (для повышения холодоустойчивости) или его нет.

– Ваши увлечения, есть ли время на хобби?

– Какого-то определенного хобби у меня нет, очень нравится слушать музыку, особенно классическую. В студенческие годы ходила в кружок бальных танцев, вот, если бы было сейчас что-то подобное, обязательно бы пошла.

– Время летит очень быстро. Семь лет назад «Сельский маяк» писал о Вашем сыне Фёдоре, что он собирается стать фотохудожником или кинооператором. Расскажите о его успехах.

– Фёдор выбрал профессию кинооператора. Об успехах говорить ещё рано, но я очень рада, что он занимается тем, о чём мечтал и, что ему действительно нравится, а это самое главное в жизни.

С Татьяной Прокопьевной мы беседовали накануне её дня рождения, поэтому хочется ей пожелать дальнейших научных успехов, радости от созидания, здоровья, оптимизма, надежды, что труд учёного будет достойно вознаграждён!

Ирина Лыскова

Картинка для слайдшоу: 

Аналитика

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Яндекс.Метрика